Что делали «АНы» в небе над Донбассом

Что делали «АНы» в небе над Донбассом

В тылу врага экипажи военно-транспортной авиации выполняли задачи, которые никогда не практиковали раньше.

Горящий Ан-26 в июле 2014-го последним оставлял Виталий Воробей. В авиации не любят и совсем не употребляют слово «последний». Но для летчиков Дмитрия Майбороды и Дмитрия Шкарбуна тот полет именно таким. Виталий Воробей под куполом парашюта видел, как самолет начал стремительно падать и разваливаться на части. У пилотов не осталось шансов …

— До этой катастрофы на оккупированном Донбассе не было мощных ЗРК из российского «военторга», как ПЗРК малой дальности (4500 г.), — рассказывает инструктор-штурман авиации Воздушных Сил ВС Украины полковник Виталий Воробей.

— Так высота в 6500 метров казалась безопасной. Ракета попала в заднюю часть фюзеляжа. Когда стало понятно, что машину не спасти, Майборода скомандовал покинуть самолет. Рампу заклинило от поражения, поэтому борт оставляли через небольшой десантный люк. Оба пилота пытались хоть как-то удерживать самолет, чтобы мы могли выпрыгнуть. Приземлялись на вражеской территории. Затем длительный выход под прикрытием … Чем в нас попали — не могу утверждать. Если бы это был «Бук», мы бы сейчас здесь не разговаривали — от самолета ничего бы не осталось. Версии разные: ракета «воздух-воздух», выпущенная из-за «поребрика», а может, новейший российский ЗРК «Панцирь», который только завезли «оркам».

Для Дмитрия Майбороды это был 25-й боевой вылет в тыл врага. Пилотов, которые могли бы выполнять сложнейшие задачи, в 2014-м было не так много. Поэтому значительная часть работы пришлась именно на Майбороду — летчика, который долго шел к мечте через ОСОУ и гражданский вуз и в 34 года погиб в Донбассе из-за российской агрессии, став посмертно Героем Украины … Что же делали «АНы» в небе Донбасса?

Ан-30Б, сбитый над Славянском, вел воздушную разведку, в режиме реального времени передавал важную информацию нашим войскам для продвижения и освобождения украинских городов. Командир «Голубой тропы» (название возглавляемой им эскадрильи Ан-30) Константин Могилко 6 июня 2014 ценой собственной жизни отвел горящий самолет от населенного пункта.

У Ан-26 — совсем другие задачи. Он предназначен для транспортировки грузов, техники, личного состава. Габариты и взлетный вес у самолета невелики. Решение по доставке грузов в оперативные окружения наших войск именно этими самолетами, по словам полковника Виталия Воробья, тогда было оптимальным. Ми-8 были слишком уязвимы и стали бы легкими мишенями для ПЗРК «Игла». Средние военные транспортники Ил-76МД, которые, впрочем, являются в Украине самыми большими, применять было нецелесообразно. Да и зачем рисковать самолетами, которых в строю оставалось несколько единиц. Об автомобильном сообщении с защитниками обоих аэропортов вообще не было речи. Все пронзала враждебная «арта». По -настоящему отчаянные прорывались к «киборгам» сквозь разрывы снарядов, доставляя необходимые запасы, оружие и патроны.

Именно экипажи Ан-26 сбрасывали защитникам ДАПа и воду, продукты, патроны, оптику и многое другое. Все крепилось на специальной платформе в фюзеляже самолета. Парашютная система из семи куполов рассчитана на груз в 4,5 тонны. Почти все «пакеты» были адресатами получены. Это при том, что практические полеты с выполнением десантирования груза в бригадах транспортной авиации вообще не отрабатывались.

Вероятно, не только удача была на стороне военных авиаторов. В 2012 тогдашний командир бригады транспортной авиации из Гавришевки полковник Олег Нечипорук словно предвидел будущее. Он неоднократно нарушал перед руководством вопрос об учебных полетах с практическим десантированием груза и почти добился своего.

Топлива тогда выделяли крайне мало. Если и шла речь о десантировании, то это в основном были десантники или спецназовцы. Лишь накануне войны экипажи военных транспортников начали отрабатывать в воздухе имитацию сброса груза, учитывая все тонкости: капризы погоды, поведение самолета в этот момент и прочее. Практическое же десантирования летчикам пришлось осуществлять уже в условиях реальных боевых действий. Ответственность тройная!

До войны в районах Донбасса военно-транспортная авиация летала редко. Местность для летчиков и штурманов была новой. Поэтому взлетно-посадочные полосы донецкого и луганского аэропортов были едва ли не единственными известными ориентирами. Работа в тылу врага, понимание важности твоей миссии, от которой, вероятно, будет зависеть обстановка по всей линии фронта, добавляла адреналина. Пилоты хорошо понимали, что сброшенные ими тонны груза — это несколько дней боевой жизни украинских «киборгов»,которые героически обороняли терминалы.

Тренировка для военных транспортников — теперь норма. И на аэродроме, и на авиационных полигонах Ан-26 появляются регулярно.

— Особенно радует подготовка наших десантников и спецназовцев, — делится впечатлениями полковник Виталий Воробей.

— Помню, недавно вылетели на точку, открыли рампу и считаем те секунды. Чтобы вы понимали: с самолета имеют выпрыгнуть 23 человека, на это отведено определенное время. Слышу в наушники: «Да закрывайте уже здесь давно никого нет». Справились за 0,7 секунды на человека. Такой результат радует летчиков. Ведь для высадки надо подняться на необходимую высоту, десантировать людей и броситься вниз — спрятаться от ПВО противника. Те секунды — просто золотые.

Виталий Воробей говорит, что десантирование личного состава теперь могут осуществлять даже вчерашние выпускники ХНУВСа. А реальные допуски к таким задачам имеют молодые летчики, которые всего несколько лет на должностях в строевых частях.

Источник

В поход компанией Виртуальное пространство в режиме онлайн Большой выбор услуг для жителей Киева и ближайших городов Онлайн камеры сберегут ваше время и нервы Почва для клубники
Лента авиановостей