Ради боевой бригады он оставил престижную работу

Ради боевой бригады он оставил престижную работу

Этот человек с козацким «оселедцем» и шикарными усами — подполковник Павел Мудрый. Он — командир вертолетного звена Ми-8, ветеран войны в Афганистане, имеет солидный налет — более 5000 часов и весьма почтенный, как для боевых полетов, возраст.

На фронте о с 2015-го. В военкомат пришел сам, после почти двадцати лет с момента освобождения, долго «воевал» с чиновниками, и все же завоевал себе место в боевой бригаде.

А до этого работал пилотом вертолета в частную зарубежную компанию, которая платила ему не одну сотню тысяч гривен в месяц. А он махнул рукой и поехал в родную Украине, ведь понимал, что нужен здесь …

«Прибежал снова в военкомат, нагнул им мата, потому что они свое «подожди» завели …»

— Я еще в апреле 2014-го прибежал в часть. Говорю: «Мне не надо высоких должностей! Дайте только борт! Еще экипаж свой приведу!». Командир увидел, что я настырный и отношение подписал. Уже в мае я уже прошел ВВК. А в военкомате, как начали доставать … Какие документы, приказы, подождите месяц, подождите еще … Плюнул и решил еще раз слетать в Африку, командиром вертолета. Только я полетел, началась «жара» в украинском небе, стали поступать сообщения об авиационных потерях на Донбассе. Я себе места не находил. Еще российское телевидение там везде, все этот идиотизм … Да и в экипаже у нас были русский, таджик, киргиз и еще один техник из Белой Церкви. Можете себе представить, какие у нас ссоры были! Плюнул, говорю: «Еду в Украину, надо на фронт». Все удивились: «Ты что? Там же убивают »? «Но я же за свое»! Прибежал снова в военкомат,

«В «учебке »встретил подполковников, которые меня когда-то лейтенантом учили»

Так за двадцать лет после выпуска Павел снова оказался в ХНУВСе. «Какая к черту подготовка? Какие полигоны? Я летаю!»

— Думал, я самый старший в «учебке» буду. А нет! Рядом со мной учились два борт-техника, подполковники, которые когда-то меня молодым лейтенантом учили. Им было уже почти 60 лет на тот момент. Но ничего! Прошли три полигона в полном боекомплекте и не отставали рядом с молодыми ребятами.

Офицер рассказывает, что непростые фронтовые моменты далеко не всегда были связаны с обстрелами или эвакуацией тяжелых раненых.

— Пилот всегда в бою — или с законами физики, или законами природы, или с врагом … Каждый раз — это вызов, хоть мы и пытаемся не залезать туда, откуда нужно с героизмом вылезать. Расскажу свежую историю. Вылетели тремя экипажами, нам передали, что погода — ясная, ситуация тоже спокойная. И вдруг на полпути мы попадаем в облака. А каждый борт летит со скоростью более двухсот километров в час, каждый весит более двенадцати тонн и машет лопастями в каждую сторону на 12 метров. Плюс в облаках вертолет начинает покачивать. А видимость — нулевая. Конечно, мы к этому готовы, знаем, как действовать, но ощущения не из приятных … А за нами еще и четвертый борт идет — прикрывает … Во время последней ротации погода постоянно подбрасывала нам сюрпризы. И мы с ребятами договорились, что никогда не скажем «нет», если речь пойдет о спасении бойцов.

«Надеюсь оттянуть момент прощания с небом на как можно дольше …»

Павел Мудрый делится, что вернувшись на службу после немалого перерыва, был приятно удивлен профессионализмом летчиков. Часто работают на грани дозволенного, начиная от взлетного веса и заканчивая маневрами, режимами эксплуатации вертолета. Летать нередко приходится так часто, что техника едва выдерживает. Но никто не жалуется …

— Рядом служат невероятные люди. Вот, к примеру, борттехник, который со мной летает — майор Сергей Батов. Он — белорус, тоже в возрасте. Я его периодически достаю своими разговорами о казаках, гайдамаках … Я и книгу Шевченко с собой вожу еще со второго курса. Он не очень то все понимает, но летает рядом уже четвертый год! — рассказывает офицер. — А самым приятным для меня моментом за всю службу по возвращении стал вираж над родительским домом. Папа был еще жив. Я перезвонил ему: «За полчаса выходи на огород, буду пролетать» Лечу, смотрю, а папа всех соседей позвал, стоят, машут … Низко пролетели над ним … Очень счастлив, что успел это сделать, ведь папы вскоре не стало …

Павел Иванович говорит, что, как бы тяжело не было, ни разу не пожалел, что снова пошел служить.

— Сожалею, что придется скоро прекратить летать. Ведь, как ни крути — не молодею … Но надеюсь оттянуть момент прощания с небом на как можно дольше …

Источник

Мир фантастики и магии: Tales of Krakow Зависит ли потенция от занятий бодибилдингом? Правда или миф Ставки на исход матчей и турниров: мгновенные выплаты на счет Лучший выбор всевозможной продукции для принтеров Горный велосипед – почувствуй максимальный экстрим
Лента авиановостей