Иван Далибожак: Надо запускать малую авиацию. За ней все подтянется

Иван Далибожак: Надо запускать малую авиацию. За ней все подтянется

«Почему в черкасский аэропорт не летают самолеты?» - приходится постоянно слышать этот вопрос.

Сейчас с черкасским аэропортом ассоциируется прежде всего директор КП «Аэропорт «Черкассы Черкасского областного совета», депутат областного совета Иван Далибожак. Он прошлым летом представлял президенту аэродром.

Интересно, что на днях автору текста пришлось общаться с людьми из одного из районов области, которые спрашивали, уж не летают из черкасского аэропорта самолеты в Турцию, потому что «якобы какие-то рейсы уже есть». Слухи - мощная сила, однако, когда приходишь в помещение аэровокзала, все вопросы отпадают. Здесь тихо, безлюдно, а на стене нет расписания полетов.

То насколько реальна перспектива полетов самолетов из Черкасс? На каком этапе ремонты и финансовое состояние предприятия? За что отвечает руководитель и легко ли ему наладить связь с новой властью области, которая так быстро меняется? Об этом подробнее - в разговоре с Иваном Степановичем.

- Откуда вы пришли на эту должность?

- Работал в НПЧП «ДАК-Электропром» директором на дочернем предприятии ООО «Скорпионы», где мы пытались оказать помощь армии по ремонту бронетехники, но в Министерстве обороны так в конце концов и не дали на это разрешения. Однако мы ремонтировали электрическое оборудование.

До работы в НПЧП «ДАК-Электропром» работал заместителем городского головы Смелы с 2006 по 2010 год. Черкасский аэропорт возглавил в 2017 году. Сам я родом из Ивано-Франковской области. К слову, там аэропорт в целом был в таком же состоянии, как у нас в Черкассах. И сейчас работает, ведь «кормилица» - взлетно-посадочная полоса в рабочем состоянии!

Вообще, убежден, что областной центр должен иметь аэропорт и обеспечивать население области услугами в авиаперевозках.

- На каком сейчас этапе развитие нашего аэропорта?

- Все замерло в стадии 1986 года. С тех пор абсолютно ничего нового не делалось. Как начали возрождать? Началось все с того, что взлетно-посадочная полоса за период эксплуатации покрылась трещинами. Выяснилось, что со временем битум с минеральными добавками потерял свою вязкость. Камни вылетали. И это было бы рискованно для приема бортов с низким расположением двигателей, таких как воздушные суда типа «Боинг». Я говорил о необходимости застелить выравнивающий слой. Это была осень 2017 года. Власти области и владелец заинтересовались и решили, что можно сделать ремонт всей полосы, что не могло не вызвать интерес. В облгосадминистрации тогда заверили, что все постепенно будет - и ремонт взлетно-посадочной полосы, и ремонт периметра, рулежных дорожек и перрона и тому подобное.

Проведение работ по ремонту взлетной полосы - это делается от трех недель до трех месяцев. Но у нас делали так: начали в июле 2018 года, затем продолжили в конце июля 2019 года, а когда в том же году в начале сентября появились микротрещины, работы остановили. В конце октября еще попытались рабочие делать маркировку на взлетно-посадочной полосе, но нанесли не там, где надо ...

- Несмотря на ремонты, были ведь еще долги?

- Да, Черкасский аэропорт как предприятие был в долгах. В комплексе, когда я пришел на должность, было до 30 млн. долгов всего. Долги в номинале считались небольшие. Но как только начинаешь платить, нарастают штрафные санкции, пеня. Долги состояли из задолженности по зарплате с 2001 по 2011 годы, взносам в пенсионный фонд и единого социального взноса, долги по платежам в бюджет. Мы начали платить, и пошло наращивание пени. Ситуация сложная. К примеру, я написал на рассрочку уплаты штрафных санкций по Пенсионному фонду, и теперь могу платить по 10 000 в месяц. Более аэропорт не способен сейчас платить.

В общем региональный аэропорт - это не высокодоходная сфера. Это не «Жуляны», не «Борисполь». Но судна малой авиации могли бы здесь постоянно летать!

- Что сейчас входит в аэропорт как предприятие?

- Смотрите (достает карту - ред.) Аэропорт - это сочетание соответствующего оборудования и мини-инфраструктуры для организации вылета и приема воздушных судов различной категории. Какой категории эти суда могут быть, зависит от состояния взлетно-посадочной полосы, которая имеет размеры 2500 метров на 42 метра, от уровня противопожарной безопасности аварийно-спасательной команды (укомплектованность, обеспеченность команды), от возможности обеспечить прием, выдачу багажа и контроля пассажиров на паспортный контроль, контроль багажа на таможенном контроле. Вообще деятельность аэропорта обеспечивает совместная работа смежных предприятий - таких как Государственное предприятие «Украэрорух» с соответствующими подразделениями и авиаметеостанции гражданская.

- С чего живет аэропорт сейчас?

- Есть часть нежилых помещений, сдаем в аренду. В карантин здесь часто проходили выставки, соревнования.

Проводились этапы соревнований чемпионата Украины по автоспорту, организовывались концерты. В этом году, например, проведен автоконцерт группы «Без обмежень».

Последний год вообще была странная ситуация. Если ОГА организовали некачественный ремонт, то из программы развития Черкасской области, мол, надо изымать аэропорт. Такая позиция власти. Мы все же настояли, чтобы не изымать. И трудности остались. Да, у нас в черкасском отделении «Украэроруха» есть диспетчеры. И их хотят сократить, потому что аэропорт не работает, и компания несет убытки. И в ГП «Украэрорух» спрашивают нас, когда закончится ремонт и начнется работа? Мы в свою очередь пишем обращение к областной государственной администрации. Там идет переписка между департаментами. А мы ждем ответа ...

- Смотрите, когда приезжал президент Владимир Зеленский, в очередной раз шла речь о возрождении аэропорта. Так когда же это произойдет?

- Скажу так, что директор аэропорта - это человек, администратор, отвечающий за безопасность персонала, обеспечивает безопасность полетов, укомплектованность всех службы предприятия.

Есть отраслевое соглашение, которое подписывается между Владельцем - областным советом - и профильным комитетом Черкасской областной государственной администрации, в котором говорится о многих вещах, о взаимодействии со стороны руководства области в развитии аэропорта. Вместе с тем, я не чуждаюсь ходить в Министерство инфраструктуры на совещания, где звучит слово «аэропорт». Более того, когда звучат в Министерстве вопрос речного транспорта, мне это тоже интересно, ведь у нас есть такая большая река. В общем, определенные основы развития аэропорта закладывались еще при предыдущих правительствах, но дело движется довольно медленно, и это беспокоит. Если бы все зависело только от меня - это одно дело, но здесь целый комплекс мероприятий нужен.

Больше всего, пожалуй, вникал в работу председатель ОГА Юрий Ткаченко. Про недавно снятого председателя ОГА Романа Боднара, не могу о нем сказать то же самое ... Да и пробыл в должности всего 10 месяцев. Смотрите, в июле 2018 года начали делать полосу, и хотя мы не проектанты, а эксплуатанты, и все же подавали замечания. Это наше право. Посмотрите теперь на страницы, которые мы заключили с марта 2019 года. Практически везде в этом томе наших замечаний указано: «замечания не принимаются». В то же время, потом на полосе появились трещины. Мое предположение, что между старым и новым слоем покрытия положили сетку, которая, возможно теперь «разрывает» асфальт. Но это лишь предположение. Далее другое - неправильно начали делать маркировку. Теперь крайнего надо искать, но факт остается фактом: на наши замечания никто не обращал внимания. НАБУ изъяли в управлении капитального строительства облгосадминистрации документы для изучения. И на этом все остановилось. Теперь трудно все реанимировать, потому что документы же до сих пор изучаются. И очень хотелось бы, чтобы вопрос с трещинами уже решили и начали дальнейшую работу. Нам после полосы надо еще рулежные дорожки, перрон, реконструкция периметрового ограждения. Но все остановилось на ремонте полосы.

- Вы говорили о стратегии регионального развития Черкащины. То там есть упоминание об аэропорте?

- Рассмотрение стратегии декабря 2019 перенесли на весну, а потом поставили на развитии аэропорта крестик. Мы настаивали, чтобы все-таки продолжили работу, потому что это важно для области. 11 июня я был у следователя НАБУ. Это мое право, а не обязанность. Говорю, что я лишь поддерживаю все законные действия в поиске виновных по трещинам на полосе, однако работа же не может стоять. Надо двигаться вперед ...

Тогда я говорил коллегам-депутатам, ведь есть нераспределенный остаток средств в бюджете, давайте хоть промаркируем полосу, которая есть, и будем принимать малую авиацию.

- О каких самолетах речь?

- В авиации делают так: вырезают шурфы и берутся керны и проверяют состав асфальтобетона, плотность, влажность и т. А также проверяют несущую способность инструментально, то есть - едет специальное оборудование и создает давление на взлетно-посадочную полосу, как при посадке или взлете самолета. А тогда на микронном уровне проверяется, как возвращается в исходное положение покрытия. И обнаружили, что стандартные самолеты «Боинги 737» могут летать с нашей взлетно-посадочной полосы после проведенного капитального ремонта с условием три раза в неделю с неполными баками топлива и неполным количеством пассажиров. То есть, требования фактически недопустимы для больших воздушных судов, но допустимые для малой авиации. Например, АТР-72 может делать рейс на Львов на 60 пассажиров. Это возможно и нужно ввести!

- А светосигнальной системы, ведь ее нет? Еще в 2010 году кировоградская компания хотела сюда зайти, но оказалось, что летать можно днем и в ясную погоду, и все.

- Да, с этим проблемы. Мы начали с капитального ремонта полосы. При этом на проект светосигнального оборудования в 2018 году потратили 450 000 гривен из бюджета, а уже новые технологии, и надо следующем году перерабатывать этот проект. Все идет вперед, все быстро меняется по технологиям.

При условии надлежащего оборудования мы не привязывались только к светлому времени суток.

Проблема в том, что нет комплексной ответственности. Если аэропорт 29 лет простоял, и никто ни копейки или премии не получил на предприятии, так как самолеты не летают, то орган, которому дается в управление аэропорт, получает и премии, и надбавки. Не посягаю на чьи-то деньги, но хотелось бы таки совместной ответственности.

- Можно делать ремонт параллельно с работой аэропорта?

- Конечно. Так делают «Жуляны».

Что могли бы мы? Мы могли бы эффективно работать в светлое время года, летом. А зима требует или активной эксплуатации, или затишье, ибо значительные средства идут на уборку полосы, поэтому здесь или летать ежедневно, или на зиму делать паузу.

Также скажу, что есть определенные рамки по бюджетному планированию. Они ограничивают. Я говорил ранее, что по аэровокзалу должны быть не реконструкция, а капитальный ремонт. Вспомните, там плитка падает с потолка, затекает вода при дожде ...

Также следует сказать, что за малой авиацией приходит большая. И если бы сюда подтянулась инфраструктура, уже бы заработал аэропорт, и тогда началось бы развитие под большую авиацию. Это надо для бизнеса и для пассажирских перевозок. Посмотрите карту Европы по перелетам - она как муравейник. У нас это тоже могло бы быть. ГП «Украэрорух» работает отлично. Всех предупреждают о движении самолета заблаговременно, самолет ведут на специальном оборудовании. Поэтому, в целом можем и хотим работать. Мне он голландец из Манькивки звонит и говорит, что хотел бы в областной центр прилетать в делах, но никак не может. То есть мир привык летать, а мы никак.

- Когда будет конкурс на нового директора?

- Объявили конкурс на 18 сентября, но из-за пандемии перенесли на неизвестный срок. Как по мне, странно, можно рассадить людей в малом сессионном зале так, чтобы были на нужном расстоянии. А если дотянем до 25 октября, то надо будет и комиссию менять, потому что в нее входят два депутата областного совета, а они уже могут не быть депутатами. Я, конечно, подал документы на конкурс.

- Сколько работников в аэропорту?

- Когда я пришел, было 23 сейчас 38. Работников. Работы очень много, потому что нас контролируют многие органы. Надо, чтобы были исправны огнетушители, чтобы на автомобиле были заряжены аккумуляторы. Это целый комплекс работ, ведь аэропорт - это серьезный объект. Я раньше говорил, что аэропорт требует серьезных вложений - 750 млн. гривен. Это как бы много, но это немного в масштабах государства. Однако средства надо быстро вложить - раз и все - и мы начали бы работать. Возможно, больших прибылей сам аэропорт и не приносил бы, но он обрастает многими структурами, бизнесами. Речь идет о заправке горючим, про еду, про уборку. Все начинает работать и все начинает платить налоги. У меня сейчас есть предложения на бюджетную сессию, которая, думаю, будет уже после выборов. Очень хотелось бы, чтобы обратили больше внимания на аэропорт.

Источник

Качественные грили от компании «Грилекс» Игровой клуб в режиме онлайн Играй на деньги и выигрывай онлайн Научись играть в лучшем азартном клубе Простые способы правильного питания - ПП
Лента авиановостей