Как прапорщик Виталий Голомах вывозил МиГ-29 из оккупированного Крыма

Как прапорщик Виталий Голомах вывозил МиГ-29 из оккупированного Крыма

В апреле-июне 2014-го украинских воины-автомобилисты провели операцию по спасению авиатехники, оставшейся во временно оккупированном Крыму.

После того, как все верные присяге войска вышли с полуострова, была достигнута договоренность о передаче захваченного военного имущества ВСУ.

В тех условиях для нашей армии важным был каждый танк, автомобиль, каждый самолет.

Задачу на вывоз самолетов из Крыма поставили автомобилистам 5-го объединенного центра электрогазового и автотехнического обеспечения из Житомира ...

Один самолет умещался на четыре грузовика

Для вывоза авиатехники с аэродрома Бельбек в Николаеве сформировали сначала три, а потом еще одну автоколонну. Первые колонны водил сам командир части полковник Ярослав Лерман. И для него, и для его подчиненных это было обычным явлением - командир всегда впереди. Он из тех, кто говорит «Делай, как я!» а не «делай, как я сказал». Поэтому в кабине головной машины первой автоколонны, что зашла в Крым, был он. С подчиненными прошел первые, самые тяжелые рейсы. Определил самые опасные, по мнению возможных засад, места, и дальше, проходя через эти пункты, командиры колонн обязательно отчитывались - «Прошли пункт 1 ... Прошли пункт 2...».

Каждая колонна насчитывала 4 машины. Один самолет распределяли на 4 машины. Один грузовик был с тралом – на него грузили фюзеляж, а другие - бортовые. На одной вывозили двигатели, на второй- крылья, на третьей - навесное оборудование. На аэродроме, по договоренности с русскими, оставили бригаду наших техников, чтобы разбирать самолеты. К месту разборки их буксировали русские и ... предатели, бывшие сослуживцы. Место погрузки каждый раз окружали русские автоматчики - как позже выяснилось, спецназ ГРУ. Кроме того, во время каждой погрузки непременно были офицеры ФСБ. От них нередко поступали предложения перейти на сторону РФ, но предателей среди житомирских автомобилистов не нашлось.

Во время каждой погрузки непременно были офицеры ФСБ. От них нередко поступали предложения перейти на сторону РФ, но предателей среди житомирских автомобилистов не нашлось.

Для погрузки выделили небольшую площадку - буквально «пятачок», выход из которого запретили. Доходило до прямого издевательства - в туалет приходилось ходить под машину, умываться с крыла, спать или в кабине, или под машиной. Разобранные и местами сознательно поврежденные самолеты грузили на машины под неусыпным наблюдением российских офицеров, а дальше ... Дальше была привычная работа автомобилистов - доставить груз из точки А в точку В.

Как прапорщик Виталий Голомах вывозил МиГ-29 из оккупированного Крыма

Колонны шли на свой страх и риск

Работали напряженно - практически не ели и не спали. Выходили в рейс сразу после окончания загрузки. Если выход был в 12 часов, то в Николаев приезжали около полуночи, иногда в два ночи. Короткий сон, еда через силу, вливаешь в себя крепкий кофе, и в пять утра - снова выход на Крым.

На вопрос, было ли страшно, понимали, что впереди большая война, заместитель командира части полковник Александр Коблюк отвечает коротко: «Страха как такового не было. Наверное, не представляли еще, с какой силой и степенью подлости придется столкнуться. Несмотря, что на Донбассе уже началось обострение, мы продолжали вывозить самолеты. Но каждый рейс был связан с определенными трудностями, и их становилось все больше».

Дело в том, что в первые рейсы автоколонны заходили по спискам - личный состав пропускали на самодеятельной границе, а дальше колонны шли, что называется, на свой страх и риск.

О том, как происходили рейсы, командир взвода прапорщик Виталий Голомах говорит сдержанно:

- Всякое бывало. Я тогда был старшим солдатом, водителем. Вызвался пойти в те рейсы сам. Когда русские поняли, что мы вывозим больше, чем они рассчитывали, начались задержки. Придирчиво изучали личные документы, рыскали по ящикам. Бывало, держали нас на пункте пропуска часами - вот просто стоим и все. Никто ничего не делает, не говорит. А время идет. Могли по 3 часа продержать колонну - то согласования с Москвой, то еще какой-то бред. Бывало, местные казачки наши машины забросали бутылками с «коктейлями Молотова». Откровенно не стреляли, но поджечь пытались и не раз.

С тех пор Виталий проехал по дорогам войны не одну тысячу километров. Приходилось вывозить и ремонтировать и поврежденную технику, и разбитую.

- Особенно врезался в память один случай. Это был расстрелянный ЗИЛ-131 с простреленной двигателем. В нем погиб мой товарищ. А так - обычная работа. Работа войны ...

Источник

Виртуальный клуб – стань богачом! Ставки на спорт: учись побеждать! Что делать, если не получается вылететь из чужой страны Медицинское и психологическое лечение алкоголизма История появления первого украинского самолета Олега Антонова
Лента авиановостей